September 17th, 2006

sq

(no subject)

-- Как-то на исходе зимы,-- говорил мой отец,-- через многие месяцы я попал ранним утром в такую полузабытую анфиладу и был потрясен увиденным.
Изо всех щелей пола, от всех карнизов и проемов тянулись тонкие побеги и заполняли серый воздух мерцающим кружевом филигранной листвы, ажурной чащобой некоей теплицы, полной шепотов, бликов, колышимостей какой-то ненастоящей, но блаженной весны. У кровати, под многолапой люстрой, возле шкафов колыхались купы хрупких дерев, разбрызгиваясь кверху светозарными кронами, фонтанами кружевной листвы, бьющими в намалеванные потолочные небеса распыленным хлорофиллом. В спешном процессе цветения завязывались в листве громадные белые и розовые цветы, на глазах вспухали бутонами, выворачивались изнутри розовой мякотью и переливались за края, теряя лепестки и распадаясь в торопливом увядании.
Collapse )

Ибо, пока дом был погружен в послеобеденный сон, губоцветные принялись расти на волшебный лад. Мягко извиваясь, поднялись они Collapse ) и расползлись по полу. Их побеги и усики стали ощупью взбираться по стенам, карабкаться по портьерам и шнуркам от вьюшек, пролезать во все щели, форточки и замочные скважины. С фантастической быстротой распускались во влажном воздухе цветы, созревали плоды. Огромные пучки листьев заполонили крыльцо, вьющиеся стебли оплели ножки стола, наподобие змеиных гнезд свешивались с потолка. Растения с мягким шелестом заполняли дом; изредка слышался приглушенный хлопок -- это распускался какой-нибудь гигантский цветок или падал на ковер плод. Но Collapse )мама решила, что все это дождь, и, повернувшись на другой бок, спала себе и спала. Collapse )