July 2nd, 2014

sq

Перу. День пятый. Часть вторая

Куско. Город



...за тысячу километров от моря, в мрачном городе, на каменных улочках которого в те ночи, когда бродят привидения, еще можно было слышать, как стучат колеса призрачных карет, уносящих призраки вице-королей. Каждый вечер, в шесть часов, с тридцати двух колоколен этого города раздавался унылый погребальный звон. В старинный дом колониальной постройки, облицованный надгробными плитами, никогда не заглядывало солнце.

Маркес "Сто лет одиночества"


Мне казалось, что Маркес писал о Куско. Здесь, за тысячу километров от моря, жили вице-короли и архиепископы, а соборы и колокольни стоят до сих пор. Но в отличие от загадочного города Фернанды Куско весел и полон жизни, а старые камни, ограненные инками (именно на них стоят колониальные здания), совсем не похожи на могильные плиты.



Но пока мы все еще едем Священной Долине и за окном горы и заплаточные поля, синее небо с белыми, свежая зелень травы с щедро рассыпанными желтком цветов, выбеленные сараи с красно-черными предвыборными лозунгами и эмблемами (легко догадаться, что Умберто и Гильберто под девизом "земля и свобода" - это политики, да и другое имя с лопатой - тоже не реклама земляных работ. А вот то, что футбольные мячи нарисованы не болельщиками,нам рассказал Марко).



Попадаются и жанровые сценки: одинокий осел на пригорке, стадо овец, катящихся шерстяными шариками по тропинке вдоль дороги, черные свиньи играющие в салочки между домов, люди, заливающие полужидкую глину в деревянные решетки, должно быть будут саманные кирпичи... Почти все это осталось только в памяти, щелкнуть успевала только пейзажи.

Collapse )

И вот мы уже в городе. Гостиница "Инкарри", в которой когда-то останавливались Андреевы, находится в историческом центре. Улицы там узки, в проезжую часть с трудом вписывается одна машина, а на тротуар - не слишком упитанный пешеход. Если ж едет фургончик или грузовик, надо вжиматься в стену.

Внутри отель гораздо больше чем снаружи. Цепочка двориков, окруженных все теми же двухэтажными зданиями с балконами. В первом дворе, замощенном булыжником, настоящий колодец, повсюду цветы и кусты, для украшения - старинные и непонятные предметы. Но мы пробегаем мимо, бросаем детей (дорвавшись до интернета, они наотрез отказались бродить по музеям и соборам) и чемоданы, и выходим на улицу.

И прямо здесь, у дверей гостиницы, нас встречает инкская кладка, встроенная в обычный, небогатый и довольно запущенный дом.



И пока мы шли к главной площади Куско, именно камни и резные деревянные балконы цепляли взгляд.

Collapse )

Главную площадь в Куско, как и во многих латиноамериканских городах зовут Plaza de Armas ("Военная площадь", хотя кто-то предложил более разумый перевод "Площадь парадов"). По мне еще правильней Парадная площадь - она широка и нарядна, посредине разбит ухоженный сквер с фонтаном по центру, в нее ручейками впадают улицы и улочками, двухэтажные дома, окружающие площадь заняты ресторанами и дорогими магазинами. А еще на двух сторонах Plaza de Armas стоят две большие церкви - кафедральный собор Святого Доминго и иезуитская Iglesia de la Compañía de Jesus.



Снаружи иезуитская церковь выглядит поинтереснее, но внутри все наоборот.

Collapse )

Потом мы по мелким улицам спустились почти до уровня площади и дошли до музея. Там интересно и красиво, только у меня память переполнилась, а фотографий, чтобы ее поддержать нет. Но все равно рекомендую.

По вечерним улицам вернулись в гостиницу.



Там подобрали детей и пошли искать еду. Расположенный на соседнем углу Gustitos de Loli (с хорошими оценками на трипадвайзоре) оказался закрытым, так что мы пошли в еще более рекомендованную Inkazuela. Ресторан специализируется на похлебках (отсюда и название Inka + cazuela) со всей Латинской Америки. Вкусно, но уровень восторга мне не понятен. Детям достался куриный суп с лапшой, дорогой, но почти как дома. А еще в пустом, но красивом зале мы их научили играть в контакт.

Collapse )

Все мои фотографии первого дня в Куско - http://myxomop.ac93.org/~bella/2014-04/2014-04-05-CUSCO

Ссылки:
sq

Рыночная поэзия

Рифмы бедные[-]-мандельштампованные



Гремел сурово голос зычный
Городового на углу.
Гордяся блеском камилавки,
Служил в соборе протопоп.
И у дверей питейной лавки
Шумел с рассвета пьяный скоп.
На рынке лаялись торговки,
Жужжа, как мухи на меду.
Мещанки, зарясь на обновки,
Метались в ситцевом ряду.





Пришла с яичницей хозяйка,
Монахи выпили вино.
На башне спорили химеры:
Которая из них урод?
А утром проповедник серый
В палатки призывал народ.
На рынке возятся собаки,
Менялы щелкает замок.


Спасибо gr_s за ссылку на Бедного.