October 6th, 2014

sq

Огневые пчелки над теми цветками сверкают, а звездочки тонехонько позванивают, ровно поют.

Старушка, слышь-ко, ласковая да словоохотливая, а трав, да корешков, да цветков всяких у ней насушено да навешено по всей избе. Данилушко к травам-то любопытен - как эту зовут? где растет? какой цветок?

Павел Бажов "Каменный цветок"




Collapse )
sq

Имя твое, птица в руке



Записки Императорскаго русскаго географическаго общества по отдѣленію этнографіи


Некоторые другие персонажи заговоров своими именами оказывают исследователям большую услугу культурно-исторического характера, позволяя проследить истоки данного имени и характер стоящего за ним образа. Таково имя несущей порчу и погибель птицы Намырь (Птица Намырь взалкалася, во утробе его взыгралася, в зелии, в вине воскупалася, а опившая душа встрепыхталася. Майков, No 245: "Чтобы испортить человека, обратив его в пьяницы"), восходящее через византийское, вавилонское (аккадское) посредство к шумерскому имени Намтар, которое носил посланец смерти, являвшийся к умирающему и уносивший его в Преисподнюю. Отдельные имена не вполне ясны и позволят объяснять их по-разному. Так птица Страх-Рах, сидящая на дубовой колоде среди океана (к ней обращаются с мольбой: Создай мне, Страх-Рах, семьдесят семь ветров, семьдесят семь вихорев <...> которые леса сушили, крошили темные леса, зелены травы, быстрые реки; и так бы сушилась, крушилась обо мне, об рабе [имя рек] раба [имя рек]. Майков, No 25), в своем имени может выводиться из славянских источников, отражающих старое иранское влиянияе (Рарог, Рарах, Рарашек и т.п. из трансформации имени иранского демона Веретрагны), из иранского источника (при византийском посредстве) ср. заговорные Страхель, Страфель, Астрафель-птица, Стратим-птица (в таком случае Страх-Рах своего рода удвоение), или, наконец, из названия птицы Рох-Рух, известной в ближневосточной традиции.

Владимир Топоров "Исследования по этимологии и семантике. Том 2. Индоевропейские языки и индоевропеистика. Книга 2"