December 6th, 2014

sq

наблюдений зря

Если б я вела дневник, то вполне могла написать в 6 утра пятницы: Легла вчера немыcлимо для cебя рано, до 12, и как вcегда в таких cлучаях, проcнулаcь через 6 чаcов от невнятных и дурных cнов. А будь у меня смелость и талант otte_pelle, я б и дальше могла, прямо по тексту.

Но ведь нет ни дневника, ни таланта, ни смелости, ни ответов на вопросы. К пустоте на месте легкого и звенящего если и не привыкаешь, то обучаешься не глядеть внутрь. Вот и писать буду о том, что снаружи.




Осень в этом году стародевичья. Слишком быстро и невнятно перешла от буйства красок к спокойным гобеленовым тонам: асфальт - синий сланец сгущенных туч, бобрик газона - благородный беж, остатки листьев - охра да сиена.




С листьями полный отпад. В смысле они все отпали. Надо мужиков послать согнать с парадного крыльца.




Соседи аккуратные, свои листья до дождя смели. Вот и на дороге вдоль их дома лишь тонкая цепочка трехпалых кленовых следов.




Еще в ноябре был ветер. Сосны иголки роняли парами-тройками. Они до земли долетят и пробегают еще на пуантах несколько шагов, пока не...




После дождя в пустых кронах птицы появляются. Сойки людей боятся, близко не подпускают. Зато когда вспорхнут, из-под крыльев промытая синева не по прогнозу.




У робинов грудь кирпичом. Ну да, у кого морда, а у них вот грудь. Я их раньше из пуризма малиновками звала, пока в википедии не вычитала, что американский робин к европейским малиновкам отношения не имеет, это переселенцы-пилигримы знакомое название налепили. А могли бы и снегирем.




Есть еще и неведомые птицы. Недавно такая за окном свистела: "Штир-лиц! Штир-лиц!" И так семнадцать раз. Улетела, отзыва не дождалась.




На задворках магазинчика "Тропический аквариум" явственно пахнет жареной рыбой.