February 13th, 2016

sq

Зимняя Аризона 2015. Малая цветная пустыня

И про это место я прочла у Алекса Миронюка. Специально ехать сюда нет никакого смысла, но вот если путь лежит от индейских каньонов к окаменевшему лесу (или городку Winslow) неплохо б оказаться в этом бесплатном парке местного значения на закате. Можно, наверное, и на рассвете, но на закате проще.

Дело в том, что малая цветная пустыня (Little Painted Desert) - это не что иное как большой овраг-промоина, даже каньоном его не назовешь, с осыпающимися краями и кучами грязи на дне. Заманчиво? А теперь добавлю, что стенки оврага и холмики внизу состоят из разноцветных слоев и в свете низкого солнца выглядят... ну, скажем, по-марсиански. Где-то так.



Collapse )

Минут на 10 ближе к Винслоу расположен парк штата Хомолови (Homolovi State Park). Он намного больше, но интересен в основном любителям истории. Там охраняют и продолжают раскапывать руины. В основном индейские адобе, но есть и мормонское кладбище, и что-то еще... Мы там провели около часа, ожидая пока солнце спустится достаточно низко.

А после заката поехали в ресторан Turquoise Room, расположенном в здании исторической гостиницы "Ла Посада" (La Posada Inn). Гостиница эта была построена последней в цепочке отелей вдоль ныне практически бездействующей железной дороги Santa Fe Railroad. Нынче по рельсам идут в основном товарняки с углем, лишь изредка пройдет пассажирский поезд Амтрака - люди предпочитают автомобили. А в начале прошлого века железнодорожный магнат Фред Харви пытался окультурить дикий запад, понастроив шикарных гостиниц с высококлассными ресторанами при них. Ла Посада ("Отдохновение" по-испански) была построена по проекту Mary Elizabeth Jane Colter одной из очень немногих женщин-архитекторов того времени. Ее здания стоят по всему юго-западу, в частности она спроектировала гостиницы и сторожевую башню в Большом Каньоне. Отель открылся в 1930 году, в самый разгар великой депрессии и просуществовал, постепенно впадая в упадок, до 1957 года, после чего закрылся и казался обреченным на постепенное забытье. Santa Fe Railroad частично использовала вымирающее здание под офисы, но в 1994 году выставила его на рынок.

После трехлетней торговли Ла Посаду выкупил Алан Аффельдт. Вместе с женой и партнером он потихоньку восстановил здание, открыл галереи и ресторан, в котором нынче царствует английский шеф-повар Джон Шарп (John Sharpe). Готовит он вкусно и утонченно с упором на местные и редкие продукты. В частности, в ресторане подают мясо полудиких многорогих овец Churro и сыровяленную ветчину из шерстяных свиней венгерской породы Мангалица (я про них когда-то немного писала).

Официантов в смокингах мы не видели, но вот официантки одеты в длинные платья и белые передники похожие на школьные фартуки моей молодости, а те уж ведут свой род от формы английских и немецких горничных и кухарок.

И про ресторан с гостиницей при нем написал Алекс, а я еще и отзывы почитала и меню их рождественское. И так впечатлилась, что попыталась уговорить Игоря сделать крюк по пути из Седоны в Тюба сити, чтоб вкусно поесть в Рождественский вечер но не удалось. Впрочем, и в будний день еда была превосходной, а гостиница с ее художественными галереями, мини-музеем и огромным сувенирным магазином, объединяющим в себе галереи, музей и изрядную долю китча, прелюбопытнейшей. Там и переночевать можно было за небезумные деньги, но нас уже ждал сетевой отель в Холбруке.

Ссылки: