squirella (squirella) wrote,
squirella
squirella

Category:

На окраинном западе

...а когда нахлынет следующая волна, ты уже в безопасности. Потом борешься с ветром, здесь, смотри, вдоль перил... открываешь дверь, она тяжелая. Вот, теперь она снова захлопывается. И ты в маяке. И как бы издалека сквозь толстые стены слышишь шум моря. За стенами вокруг грохочет море, а лодка уже далеко отсюда.

- А мы тоже там, внутри маяка? - спросил Муми-тролль.

- Естественно, - ответил папа. - Вы здесь наверху, в башне. Посмотри - в каждом окне - настоящее стекло. На самом же верху - сам маяк. Он горит и красным, и зеленым, и белым и мигает через равные промежутки времени всю ночь напролет, так что лодки и суда знают, куда им плыть.*




Красный луч... белый... снова красный искал в тумане одинокие суда. А не увидят луча, так ведь у нас есть еще Голос - могучий низкий голос нашего Ревуна; он рвался, громогласный, сквозь лохмотья тумана, и перепуганные чайки разлетались, будто подброшенные игральные карты, а волны дыбились, шипя пеной.

- Здесь одиноко, но, я надеюсь, ты уже свыкся?**


Как нетрудно заметить, мы с младшим сыном читаем муми-троллей. Причем всех подряд. И дошли до нежной и грустной (и не очень-то детской) книжки "Папа и море". А еще мы собираемся в очередную поездку, и посему по уши в хлопотах, списках и желании наконец-то выспаться. Все это - и не спрашивайте, каким именно образом! - заставляет меня написать о старом путешествии по Атлантическим провинциям Канады.

Ездили мы туда практически четыре года тому назад, а писать об этой поездке я бросила почти три года назад, остановившись перед Ньюфаундлендской частью.

Итак, после веселого исторического Луи(с)бурга мы отправились в потовый город Сидней (нет, не в Новом Южном Уэльсе, а в Новой Шотландии), откуда отходят паромы на Ньюфаундленд.

Паром уже стоял под парами и выглядел внушительно. Кратчайшая переправа из Сиднея в Port aux Basques занимает около шести часов. Есть и длинный шестнадцатичасовой маршрут в порт Argentia на востоке острова.

Игорь заказал каюту, так что они с мальчишками остались валяться перед телевизором, а меня одолела клаустрофобия, и я ушла на палубу, где надеялась провести всю дорогу на свежем воздухе. Когда ж паром пошел полным ходом, именно свежесть (она же студенность) воздуха загнала меня внутрь. Там, в большом общем салоне я и сидела, попеременно читая и дремля.

Тем временем стемнело и туман сгустился над причалом и всем городком Баскский Порт. Мы съехали со сходней и погрузились в совершенно потусторонний мир - виден был только ближайший фонарь и буквально несколько метров дороги в лучах фар. Мы не заметили ни города, ни невысоких горок вокруг него. Только через пару десятков миль от моря стали видны хоть какие-то смутные контуры по сторонам дороги. Куда же мы ехали? Эту ночь мы собирались провести в мини-гостинице при маяке на мысе Ангил (Cape Anguille) - самой западной точке Ньюфаундленда. Место это находилось в стороне от нашего маршрута, но останавливаться в городе не хотелось, а маяк - это исключительно стильно и весьма романтично.

Несмотря на темноту и туман мы ехали себе по проселочным дорогам по направлению к мысу, маяку и ночлегу. Но что это?! Дорогу перегородил бетонный блок. За ним лежала речка, мост через которую то ли снесло водой, то ли его разобрали люди. Стало неуютно. Навигатора у нас тогда еще не было, поэтому под слабеньким светом лампочки в салоне на не особо подробной карте начали искать другой путь. И нашли, и проехали по нему, не понимая до последнего момента, приведет ли он нас туда, куда надо. В гостиницу приехали около полуночи, были встречены хмурой хозяйкой (это вообще-то она забыла сообщить про объездной путь) и свалились спать.

Утро же оказалось солнечным и ярким. Я прихватила чашку кофе и вышла из дома.



Потом прошла по тропинке в сторону самого маяка.

А думали ли вы о том, что это самый крайний остров? Никто за нами не живет - там только море! Мы смотрим морю прямо в лицо, а далеко за нами обитают другие, те кто живет в шхерах. Разве это не удачная мысль?*


Вот он Залив Святого Лаврентия. Вообще-то вся безбрежность Атлантики с другой стороны острова - на востоке, но и здесь не видно противоположного берега.



К зданию маяка вплотную подойти нельзя, но оно издалека выглядит лучше (по крайней мере в кадр влезает).



Это дом смотрителя маяка (исторический и охраняемый), именно в нем расположена гостиница.



Однажды, много лет назад, на холодный сумрачный берег пришел человек, остановился, внимая гулу океана, и сказал: "Нам нужен голос, который кричал бы над морем и предупреждал суда; я сделаю такой голос. Я сделаю голос, подобный всем векам и туманам, которые когда-либо были; он будет как пустая постель с тобой рядом ночь напролет, как безлюдный дом, когда отворяешь дверь, как голые осенние деревья. Голос, подобный птицам, что улетают, крича, на юг, подобный ноябрьскому ветру и прибою у мрачных, угрюмых берегов. Я сделаю голос такой одинокий, что его нельзя не услышать, и всякий, кто его услышит, будет рыдать в душе, и очаги покажутся еще жарче, и люди в далеких городах скажут: "Хорошо, что мы дома".**


Пока я бродила по берегу над холмами сгустилась белесая дымка, и со сторны пролива послышались гудки. Я довольно долго думала, что там идет корабль и сигналит, приближаясь к земле. И лишь после четверти часа равномерных стонов поняла, что это гудит "наш" маяк. Туман не только скрывает видимое, но и отдаляет звуки.



Распростившись с не особо гостеприимными хозяевами, мы двинулись дальше на север.

Какая скудная здесь земля! И как много камней! Кучи камней повсюду!Нелегко будет разбить здесь сад, да, нелегко!*


Первая большая остановка на Ньюфаундленде - национальный парк Грос Морн (Gros Morne). А первая остановка внутри парка - плато Tablelands (Столовые земли). Это место считается одной из основных достопримечательностей всего острова. Почему? - Здесь никогда не было земной коры, плато состоит из перидотита (он в свою очередь состоит в основном из оливина) - застывшей магмы. На нем практически ничего не растет и, соответственно, на плато нет и животных. Многие называют этот пейзаж марсианским.



На нас же Tablelands не произвели особого впечатления. Народу много, тропа короткая и не особо интересная, а факт геологической необычности - интересен, но не поразителен.



На фотографиях пустоши выглядят симпатичнее, чем в жизни.



Единственный ручей на Марсе.



После прогулки мы отправились ставить палатку в кэмпграунд Trout River.

* - Туве Янссон "Папа и море" (пер. Л.Брауде и Н.Беляковой)
** - Рэй Брэдбери "Ревун" (пер. А.Оганяна)

Ссылки (англ.)

Все мои немногочисленные картинки этого дня - http://myxomop.ac93.org/~bella/2011-07/2011-07-21
Tags: canada, Брэдбери, Канада, год сурка, жизнь как текст, как я провел лето 2011, путешествие, рифмы
Subscribe

  • Поехали

    До 30 июля. Картинки просто так из последней поездки, так и не успела доразбирать А рельсы-то, как водится...

  • Йеллоустоун. Не только гейзеры.

    Второй, он же последний, день в Йеллоустоне начался довольно рано. Хотелось увидеть как можно больше. Главными запланированными…

  • Подарок для тополога

    Если на клетке слона

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments