squirella (squirella) wrote,
squirella
squirella

Categories:

"Твои глаза, как тормоза"

Хорошо было прежде, Костя! Помните? Какая ясная, теплая, радостная, чистая жизнь, какие чувства, - чувства, похожие на нежные, изящные цветы... Помните?.. "Люди, львы, орлы и куропатки, рогатые олени, гуси, пауки, молчаливые рыбы, обитавшие в воде, морские звезды и те, которых нельзя было видеть глазом, - словом, все жизни, все жизни, все жизни, свершив печальный круг, угасли. Уже тысячи веков, как земля не носит на себе ни одного живого существа, и эта бедная луна напрасно зажигает свой фонарь. На лугу уже не просыпаются с криком журавли, и майских жуков не бывает слышно в липовых рощах..."

и

Первый. Мы теперь буки, мы теперь сосны. Второй. Мы ели с зеленой хвоей. Третий. Мы мох и густые заросли терна. Четвертый. Подлесок и лисьи норы. Первый. Мы вереницы облаков, мы птиц щебетанье. Второй. Мы глухая чащоба леса. Третий. Мы мухоморы и пугливые косули. Четвертый, Мы шорох веток, мы призрак былой мечты.
Из глубнны появляются двое громил, безостановочно жующих резинку; они вносят паланкин с Кларо и Цаханассьян. Рядом вдет Илл. За ним бредут седьмой муж и дворецкий, который ведет за руки двух слепцов.
Клара Цаханассьян. Вот и Конрадов лес. Роби, Тоби, стойте.
Оба слепца. Роби и Тоби, стойте! Боби и Моби, стойте!
Клара Цаханассьян (выходит из паланкина, ос­матривается). Сердце, на нем -- наши с тобой инициалы, Альфред! Буквы рассохлись, почти стерлись. Дерево вы­росло, оно стало толстым и старым, как мы с тобой... (Переходит к другим "деревьям".) Старая роща! Как давно я не бывала здесь, с самой юности, как давно я не пробиралась сквозь ветви, не ступала по темному мху... Эй вы, жвачные животные, мне опротивели ваши морды. Погуляйте-ка с паланкином там, за кустами! А ты, Моби, иди к ручью, по тебе соскучилась твоя рыбка.
Двое громил уходят с паланкином налево. Седьмой муж -- направо. Клара Цаханассьян садится на скамью.
Гляди, косуля!
Третий убегает.
Илл. Охота сейчас запрещена. (Садится рядом с ней.)
Клара Цаханассьян. На этом валуне мы с тобой целовались. Больше сорока пяти лет назад. Мы любили друг друга в этих кустах, под этим буком, среди этих мухоморов, на этом мху. Мне было семнадцать, а тебе еще не было двадцати. Потом ты женился на Матильде Блюм-хард, на ее мелочной лавочке, а я вышла замуж за Цаханассьяна, за его миллиарды. Он нашел меня в гамбургском публичном доме. Этот старый золотой жук запутался в моих рыжих волосах.
...
Илл (восторженно). Ах ты моя кошечка! (В порыве чувства хлопает Клару Цаханассьян по колену и сразу же отдергивает руку, скорчившись от боли.)
Клара Цаханассьян. Что, больно? Ты ударил по шарниру протеза.
Первый достает из кармана трубку и большой ржавый ключ. Выколачивает трубку ключом.
Слышишь? Дятел...
Илл. Все так же, как прежде, когда мы были моло­дые и смелые. Солнце высоко стоит над елями, ослепи­тельный шар. Плывут облака, и где-то в чаще ворожит нам кукушка...
Четвертый. Ку-ку! Ку-ку!
Илл (ощупывает первого). Как прохладна кора дере­вьев, ветер шевелит листву, и она шуршит, как волна по гальке. Все как было... все как былораньше.
Трое изображающих деревья изо всех сил дуют и размахивают руками.
Эх, если бы вернулись те дни, моя колдунья! Если бы нас не разлучила жизнь...
Клара Цаханассьян. Ты, правда, этого хотел бы?
И л л. Да! Только этого! Я по-прежнему тебя люблю. (Целует ей правую руку) Все та же прохладная белая ручка...
Клара Цаханассьян. Чепуха! Это тоже протез. Из слоновой кости.
Илл (испуганно отдергивает руку). Клара, у тебя все протезы?
Клара Цаханассьян. Почти С тех пор как мой самолет разбился в Афганистане Все погибли, и экипаж тоже. Одна я выползла из-под обломков -- меня так легко на тот свет не отправишь!
Оба слепца. Ее на тот свет не отправишь! Ее на тот свет не отправишь!


и

ковбой пел, скорее выговаривал свои песенки, иногда переходя на тирольский фальцет. Песенки были простые и смешные. Вот что рассказывалось в одной из них:
"Когда я мальчиком купался в реке, у меня украли сложенную на берегу одежду. Идти голым домой было неудобно, и, дожидаясь темноты, я развлекался тем, что вырезал на стволе старой яблони свои инициалы. Прошло много лет с тех пор, я выбрал себе красивую девушку и женился на ней. Представьте себе, что случилось, когда мы в первый раз вошли в спальню. Моя красивая жена спокойно вынимает изо рта искусственные челюсти и кладет их в стакан с водой. Потом она снимает с себя парик и открывает свою лысую голову. Из лифа она вынимает громадные куски ваты... Моя красотка на глазах превращается в огородное пугало. Но это еще не все. Это чучело снимает с себя юбку и хладнокровно отвинчивает свою деревянную ногу. И на этой ноге я вижу внезапно свои инициалы. И, черт меня побери, если это не те самые инициалы, которые я вырезал когда-то на стволе старой яблони, когда в детстве у меня украли одежду".
Tags: рифмы
Subscribe

  • Италимерики

    И чтоб покончить с Италией на неопределенное (увы, совершенно неопределенное) время, немного лимериков по посещенным местам. Пока я вымучивала…

  • Дорогие вы мои, планы выполнимые

    Итак, Атос нашел название: семейное дело. Арамис нашел способ: послать слуг. Портос нашел средство: продать алмаз. Один д’Артаньян, обычно самый…

  • И это всё о ней

    Временная подпись к картинке: "За работу, товарищи!" Варианты принимаются.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments